архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Главная Культура - душа народа Имена становятся известны, раскрывает подвиги война
23.08.2013
Просмотров: 1122, комментариев: 1

Имена становятся известны, раскрывает подвиги война

Сочинский Хемингуэй Александр Сгадов на дновской земле нашел могилу своего деда. Внук героического летчика капитана Александра Петрова спустя 71 год после гибели экипажа побывал на историческом месте.
В 2010 году в честь погибших летчиков на берегу Полонки был установлен памятный знак. Авторы проекта – внуки погибших защитников дновской земли. Среди них были и внуки Александра Михайловича Петрова. Но тогда никто и не подозревал, что у погибшего летчика до войны была ещё и другая семья. И по той линии у него тоже есть внук – Александр Сгадов.
ДОСЬЕ
Александр Сгадов – коренной сочинец, родился 27 марта 1957 года. В 1969-1971 – служил в рядах Советской Армии. После демобилизации работал шофёром в таксопарке. В 1974 году поступил на вечернее отделение Краснодарского политехнического института, спустя три курса перевелся на дневное отделение МАДИ (Московский автомобильно-дорожный институт). Стал главным инженером автобазы «Интурист» в Сочи. С этой должности в 1987 году был призван на военные сборы. Благодаря организаторским и музыкальным способностям принимал участие в ликвидации катаст-рофы на Чернобыльской атомной станции в должности начальника клуба. Лауреат нескольких бардовских фестивалей. Автор книг. В том числе: «Полигон», «Крик петуха», «Чернобыль – памяти страница», «Часы для учителя».
Творчество стало основой его жизни. После встречи с Натальей Кирпичниковой, своей будущей женой, у Сгадова будто открылось второе дыхание. В 2008 году Александр стал лауреатом премии «Чернобыльская звезда» за музыкально-поэтическую композицию «Чернобыль – памяти страница», нескольких бардовских фестивалей. С 2009 года – член Союза писателей России.
В апреле 2010 года Александр Сгадов становится дипломантом ХIII Международного фестиваля армейской песни в г. Сочи и получает специальный приз заместителя министра Главнокомандующего Внутренними войсками МВД РФ за песни «Особый час» и «День защитника».
Мой дед – герой
– Моя бабушка, первая жена моего деда – Анна Фёдоровна Добровольская-Петрова, – рассказывает Александр Сгадов. – В 1928 году в их семье родилась дочь, моя мама Тамара Александровна, а в 1930 году мой дядя – Виктор Александрович. Была ещё и третья дочь Виктория, но она умерла во младенчестве. Потом супруги расстались, дед окончил училище, и у него появилась другая семья. Когда там у него родилась дочка, он назвал её по имени своей умершей дочери – Виктория. По той линии у деда родилось два внука – Станислав и Сергей. Они первыми участвовали в поиске капитана Петрова, и первыми побывали в Дно в 2010 году.
Дед был участником финской войны, получил орден Красной Звезды, а в январе 1942 года за боевые заслуги – орден Ленина. Об этом даже писала газета «Правда».
По моим сведениям, Александр Петров был представлен и к званию Героя Совет-
ского Союза. Но у Сталина вышло распоряжение – не давать награды, если человек пропал без вести. Так случилось и с моим дедом.
Когда бабушка с дедушкой уже жили разными семьями (она после него так и не вышла замуж), дед все время присылал письма. Любопытно, что они были одинаковые, что в одну, что в другую семью. Это вырезки из газет, фото с орденами.
Надо отдать должное, дед помогал семье всю войну. Довольствие или карточки все время присылал на детей. Во второй семье у него был один ребенок, а здесь двое.
Наши штурманы –
уникальные мужики
На счету у Александра Михайловича Петрова было больше 200 вылетов. Цифра невероятная для того времени. И летали тогда чаще ночью, потому что не хватало истребителей, чтобы прикрывать.
– Наши штурманы – уникальные мужики, – восхищается Александр Сгадов. – Вы только задумайтесь, в полной темноте они могли определить заход самолета по блеску реки, по куску железной дороги, и они находили эти дороги. Сегодня с GPS-навигаторами и то путаются. А тогда эти люди могли всё. Причем ребята совсем молодые были. Мой дед погиб, когда ему было всего тридцать пять…
40 километров пешком
и 70 лет в неизвестности
– В нашей семье хранят память об одном дне, это 14 августа 1942 года. В то время бабушка жила возле Гуся Хрустального. Она с детьми, им было 10-12 лет, прошла пешком 40 с лишним километров до аэродрома, где базировался дед. Пришли они, спросили, а дед вылетел 40 минут назад. На следующий день он погиб. И после этого 70 лет никто не знал, где он находится.
Я всю жизнь мечтал найти деда. В апреле этого года даже написал стих «Прощай, комэск». А ночью мне как будто бы кто-то сказал: «Зайди в Интернет, и все узнаешь». Я зашел и за один день нашел двух сводных братьев, тетку свою и могилу деда.
С чего все началось
Не побоюсь сказать, что Сергей Егоров об истории нашего района в годы войны знает если не все, то почти все. И именно благодаря ему, а ещё активной поисковой работе нашего земляка Олега Константинова, редактора газеты «КурьерЪ», приезд Александра Сгадова в Дно состоялся. Но этому предшествовала целая история.
– В 70-е годы начала активно развиваться практика оборонно-спортивных лагерей, – рассказывает Сергей Егоров. – На базе аэродрома были казармы, там и размещали школьников. Они приезжали на берег Полонки, отрабатывали различные навыки, занимались спортом и, конечно, купались. Для этих целей на берегу реки был установлен турник, построены мостки для ныряния. И вот в один из августовских дней 1988 года ветеран железнодорожного транспорта, машинист локомотивного депо Николай Харламов прыгнул в воду так, что достал до винта самолета. С этого момента начались поиски. Винт и двигатель самолета в результате вытянули из реки.
– Когда тянули, машина упиралась колесом в камень, – показывает в сторону дороги Сергей Егоров, – а трос наматывался на лебедку, звеня как струна. Сколько тогда тросов порвали – страшно вспомнить. – Теперь доподлинно известно, что тянули из реки самолет Петрова. Это удалось установить по номерам, выбитым на двигателе.
Жуков тоже служил
в «Гривочках»
– Это руины, – уже на территории бывшего аэродрома «Гривочки», – показывает Сергей Егоров. – Взлетную полосу строили военнопленные. Недавно в немецких фотоархивах удалось найти эти фотографии. Здесь неподалеку был лагерь военнопленных летчиков. В подтверждение тому – надпись на бетонке. Сейчас её ограждают огромные камни и памятная надпись, поставленные по инициативе Главы Дновского района Игоря Тимофеева. Они и спасают место от вандалов.
– У меня в домашнем архиве есть несколько фотографий аэродрома, когда здесь И-16 стояли, – продолжает Сергей Егоров. – Примечательно, что у них хвостовые номера обведены белым контуром. То есть если вам в каких-либо исторических источниках встретятся фотографии «Ишачков» с обведенным белым контуром номером, знайте – они из Гривочек.
На днях нашел в архиве ещё одну любопытную информацию. Псковичи знают, что Жуков, Харитонов и Здоровцев (им памятник под Псковом поставлен) – это первые летчики, которым было присвоено звание Героя Советского Союза. А произошло это 8 июля 1941 года, когда 158 истребительный авиаполк, в котором служили эти летчики, базировался на аэродроме Гривочки (с 4 по 9 июля 1941 года, по другим архивным данным – до 12 июля 1941 года). И подтверждение этому факту – фото Михаила Петровича Жукова у самолета И-16, датированное 9-м июля 1941 года из архива кинофотофонодокументов.
Два капитана
– Всю мою жизнь меня сопровождает мой героический дед. Я восхищаюсь им и многому у него учусь. Я очень доволен, что нашел деда, – с радостью и с болью в сердце говорит Александр Сгадов. – Думаю, что Анна и Александр уже увиделись на небесах. По-другому не может быть.
Он погиб в звании капитана, а я капитаном оказался в Чернобыле. 4 июля 1987 года призвали, а 8 июля мы уже были в поселке Новая Рача, это 72 км от Чернобыля. Участвовал в ликвидации катастрофы до 19 сентября. Признаюсь, было очень страшно. За 2 недели я похудел на 12 килограммов.
Его песни под гитару слушали не только ребята в полку, но и жители зараженных белорусских и украинских деревень. Через некоторое время Александр потерял голос. Произошел радиационный ожог гортани, при котором петь было невозможно.
Сегодня Александр Сгадов и с ужасом, и с гордостью вспоминает те годы. Не жалеет, что выполнил свой долг. Как и дед. Продолжает это делать и сегодня. Александр активно помогает восстановить справедливость своим друзьям и коллегам, участникам ликвидации Чернобыльской аварии, которых незаслуженно лишили социальных льгот.
По инициативе Александра Сгадова в Сочи был установлен памятник в память о жертвах Чернобыля. Его в народе назвали «Рыжий лист», а на монументе – стихи:
«Мы верили, что Родина за нами,
Гордились блеском золотых погон.
Измерили литыми сапогами
Чернобыльский смертельный полигон».
За создание этого памятника Александр стал членом французской архитектурной академии. А неухоженное место и заброшенный фонтан превратились в самый любимый и посещаемый туристами уголок города.
Александр Сгадов мечтал дать концерт для дновцев. И он состоялся 16 августа. Так уж сложилось, что август для семьи капитана Петрова месяц особенный. В августе погиб Александр Михайлович, в августе установили памятник на Полонке, в августе Дно впервые посетил Александр Сгадов. Он оставил здесь частицу своей души. И надеется, что памятник в честь подвига его деда будет усовершенствован, он готов приложить к этому свои усилия. И конечно, он сделает все, чтобы звание Героя Советского Союза капитану Александру Петрову было присвоено… посмертно.
Марина АЛЕКСАНДРОВА
Фото автора

11 августа 2013 года Сергеем Егоровым в электронной базе Центрального Государственного Архива Кинофотофонодокументов (СПб) под архивным номером Ар 34919 была обнаружена фотография снайперского экипажа ночного бомбардировщика СБ 2М-103 18-го бомбардировочного авиаполка у своего самолета. Слева направо: стрелок-радист, старший сержант Василий Алексеевич Любимов, штурман, старший лейтенант Владимир Иванович Арбузов, командир экипажа, капитан Александр Михайлович Петров. Ленинградский фронт. Май 1942 года. Фото Чертова Григория (Гирш) Ильича.
В начале лета 1942 г. экипаж капитана Петрова из 18-го бомбардировочного авиаполка был переведен в 815-й ДБАП, который летал на ДБ-3 и Ил-4, но экипаж Петрова перешел со своим СБ.
В условиях больших потерь летного состава и матчасти в начале войны такое бывало.

 

Комментарии
Александр
31.12.2015, 11:44

Петров был сослуживцем моего отца.Служили в 18 сбап еще в 1938-1940. Возможно, есть его фото в семейном архиве. Мой позывной в Яндексе 18 сбап или 41 сбап.

Оставить комментарий

+10
°
C
+10°
+
Дно
Среда, 05
Четверг
+ +
Пятница
+10° +
Суббота
+ +
Воскресенье
+ +
Понедельник
+ +
Вторник
+ +
Прогноз на неделю







опрос

В Дно возле поликлиники появилась скульптура. Как бы вы ее назвали?
Все опросы