архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Главная Город и горожане Вера Емельянова: «Наша задача – заставить систему работать по-другому»
29.07.2015
Просмотров: 460, комментариев: 0

Вера Емельянова: «Наша задача – заставить систему работать по-другому»

Осенью 2014 года власти Псковской области объявили о старте преобразований в социальной и бюджетной сфере региона, призванных подготовить Псковщину к новым экономичес-ким реалиям. Спустя без малого год первый вице-губернатор Псковской области Вера Емельянова рассказывает  о том, как идет реформирование важных для региона сфер жизни.

 
– Вера Васильевна, с конца прошлого года у нас в области идет большая реформа социальной сферы. Сегодня, полгода спустя после того, как она была объявлена и стартовала, какие можно подвести итоги? Насколько она близка к завершению, насколько успешна?
– Это все-таки не реформа, это изменение статуса учреждений, концент-рация ресурсов. Мы вряд ли можем сегодня подводить итоги этих мероприятий, но мы можем говорить о том, на каком этапе мы находимся. Перед нами стоит задача не только повысить качест-во услуг, но и найти наиболее эффективные механизмы решения той или иной проблемы. Поэтому речь идет о создании на уровне каждого муниципалитета центров социального обслуживания населения, которые могли бы стать центрами по координации вопросов, находящихся в сфере компетенции социальной защиты.
Если у нас еще год назад в этой организации было 116 юридических лиц, то сегодня мы посчитали возможным оставить чуть более 60. Мы провели реформу, по сути дела, управленчес-кой структуры. Сделали так, чтобы эта структура была более оперативной, более мобильной и смогла напрямую через одно окно принимать от населения задачи и более эффективно их решать.
Тем более что у нас на протяжении последних лет в области проводилось очень много пилотных проектов: создание института социальных участковых, реализация проектов, направленных на создание новых механизмов устройства детей-сирот, мы решили целый комп-лекс задач по оказанию помощи и содействию людям, имеющим ограниченные возможности здоровья. И все формы, которые использовались по отношению к этим гражданам, дают нам решать задачи более эффективно.
На сегодняшний день организационные мероприятия завершились, мы очень надеемся, что они позволят нам уже в ближайшее время получить эффект упрощения самой процедуры предоставления услуг, а население в этой ситуации не должно ни в коем случае почувствовать ухудшение. Услуги сейчас определяются реестром, более того, в системе социальной защиты начал работать закон о социальном обеспечении наших граждан в новом формате. Там появились новые направления, связанные с нуждаемостью граждан, но в то же время сегодня большее количество граждан может обратиться за получением социальной услуги, и для этого нужно только обеспечить доказательную базу того, что ты в этих услугах нуждаешься.

– Когда мы сможем оценить эффективность преобразований, и в чем она будет измеряться?
– Эффективность преобразований может измеряться только одним: количество и качество социальных услуг должно не уменьшиться и быть более доступным каждому человеку.
Раньше у нас были территориальное управление, центр социального обслуживания и отдельное учреждение – это три инстанции, и у каждой есть свой руководитель, свой заместитель, своя бухгалтерия и экономичес-кая служба. Сегодня это все сходится в одном звене, так называемом «одном окне». А деньги, которые раньше тратились на обслуживание организационно-управленческого аппарата самой системы социальной защиты, мы можем направить на нужды конкретных людей. Например, больше семей обеспечить средствами реабилитации или предоставить путевки для посещения санаторных учреждений либо увеличить пособие по нуждаемости отдельным категориям граждан, например, мамочкам, которые имеют трех и более детей.
 
– О какой сумме экономии идет речь?
– Я еще раз повторюсь, что вопрос прежде всего в том, чтобы усовершенствовать систему управления системой соцзащиты. Совершенствуя весь этот механизм, мы надеемся получить видимый эффект уже к концу 2015 года. Соответственно, планируя бюджет 2016-го, мы заметим, какие еще дополнительные экономические возможности у нас появились.
 
– Видимый эффект – это в том чис-ле снижение количества жалоб?
– У нас есть система оценки качества социальных услуг, в ней учитываются в том числе и жалобы и предложения от населения, которые постоянно мониторятся. И на самом деле по итогам первого полугодия количество жалоб у нас уменьшилось. Это лишнее доказательство того, что изменения не несут негативный эффект: они не сказались на качестве самой услуги.
 
– Изменения касались не только структуры соцзащиты, но и конкретных учреждений. Какие успехи есть в этом направлении?
– В системе самих учреждений шли и еще продолжаются процессы, связанные с изменением штатных расписаний. Конечно, есть негативный эффект в том, что часть персонала вы-свобождается и уходит на рынок труда. Но по нашим оценкам количество таких людей не превышает 12%, и по каждому конкретному случаю мы сегодня предпринимаем дополнительные меры. Если есть необходимость трудоустройства, то эта ситуация сопровождается до тех пор, пока не будет достигнуто соответствующее решение.
Если это квалифицированные люди, то они очень быстро находят работу, если это люди, которым нужна помощь в переобучении, – им такая возможность предоставляется. В том чис-ле в самой социальной защите, потому что нам сейчас нужны люди для оказания помощи на дому, нам нужны реальные социальные работники. Губернатор держит этот вопрос на личном контро-ле, и мы следим, чтобы было меньше негативных социальных последствий. Поэтому большого негатива в этой ситуации мы не наблюдаем.
 
– Еще одна значимая часть пре-образований в соцсфере – это перерас-пределение и оптимизация социальных выплат. Как этот процесс прошел, какие у него результаты, с какой категорией граждан вы столкнулись?
– Это процесс, который сегодня идет в рамках Федерального закона о социальном обслуживании. Закон говорит о том, что все услуги от государства нужно получать по принципу нуждаемости и социальной справедливости. Поэтому мы формируем новый подход, и, конечно, у людей возникает много вопросов.
Вчера выплаты и льготы предоставлялись по определению: вот у меня есть статус – и все, я больше никому ничего не доказываю, мне положено, мне обязаны и мне должны. Сегодня мы формируем новое региональное законодательство, реестр самих услуг и порядок их получения по каждому направлению.
При этом мы не отменили практически ни одного социального обязательства. И все деньги, которые на них заложены, сохранились в бюджете и используются в полном объеме. Но при этом подходы к их получению меняются. И мы двигаемся не массово по всем категориям и направлениям, а последовательно, пытаясь балансировать и не допустить каких-то серьезных изменений.
К примеру, для категории многодетных есть целый перечень социальных услуг и мер социальной помощи: пособия, бесплатный проезд, медикаменты, питание и т. д. И по каждой услуге мы сегодня должны убедиться, что она действительно необходима конкретной семье.
Мы идем по заявительному и доказательному принципу с точки зрения того, что эта семья на каждого своего члена семьи не имеет достаточного дохода по тому минимальному прожиточному минимуму, который сегодня установлен в регионе. Если семья готова сама себя обеспечить, то она и не будет обращаться за социальной поддерж-
кой. Это справедливо, так живет весь мир. А мы, освобождая какую-то часть средств, можем увеличивать размеры дополнительной помощи тем, кто в них реально нуждается.
Поэтому там, где у нас сегодня возникает проблема недопонимания, требуется просто разъяснительная работа. Социальной защите нужно время, чтобы гражданам все доходчиво и спокойно объяснить и упростить процедуру подачи заявления и предоставления необходимых документов.
Процесс идет, я сейчас не могу сказать, что он уже идеально завершился и все всем довольны. Конечно, есть воп-росы, есть жалобы. Но я бы не сказала, что сегодня мы переживаем шквал недовольства.
 
– Если говорить о провалах, то кто за них несет ответственность и какие из этого будут сделаны выводы?
– Резонансные темы, которые муссируются в СМИ, – это результат недостаточно профессиональной работы всех уровней власти.
К примеру, мы поставили задачу создать медицинские центры, которые должны стать эффективнее, чем разрозненные больницы: сконцентрировать кадры, технику, оборудование, обеспечить доставку пациента туда, куда необходимо. И если вдруг в процессе этой реорганизации начинается сбой: кому-то отказали в приеме, куда-то не вовремя приехала скорая, где-то не произошло своевременное помещение больного по его показаниям в ту или иную больницу –  начинается естест-
венная обратная реакция на все эти реформы. И нужно людям объяснять, что же улучшилось, что происходит.
Ведь в процессах, связанных со всеми этими изменениями, задействовано очень много людей. С одной стороны, это власти, которые должны подготовить все эти решения, провести работу по информированию населения и разъяснению целей и задач этих мероприятий. А на следующем этапе очень высокая ответственность лежит на руководителях самих учреждений и их персонале, которые должны очень четко работать по реализации всех наших планов.
 
– У нас сегодня есть риск возвращения к процессу закрытия сельских школ?
– Позиция администрации и губернатора в современной ситуации – оставить все образовательные точки на местах до тех пор, пока там есть в этом необходимость и потребность. Как вы знаете, в последнее время изменение статуса каж-дой школы было организовано через комиссию при областной администрации. И обоснованность и объективность принятия таких решений была очень 
серьезно отфильтрована, и приходилось доказывать это на каждом уровне.
Сегодня вопрос стоит опять же о концентрации управленческих ресурсов и создании филиалов при базовой школе. Мы преследуем цель ликвидации дефицита педагогических кадров, который сегодня есть, к сожалению, в малокомплектных сельских школах. Это дает возможность подтянуть качество образования  в этих небольших школах. Вопрос об их закрытии и ликвидации сегодня не стоит.
 
– Если экономическая ситуация будет и дальше развиваться не самым лучшим образом, может возникнуть тот порог, за которым будет принято решение о ликвидации малокомплектных школ? Или их сохранение, пусть и в виде филиалов, – это принципиальное решение, которое ни в каких условиях не будет пересмотрено?
– Да, это принципиальное решение. Я считаю, что оно пересматриваться не будет.
 
– К вам сейчас жалобы на проблему с доставкой детей в школы поступают? Или этот вопрос решен?
– Из отдельных районов поступают. У нас более 6 тысяч детей на подвозе каждый день, – это большой поток транспорта, который уже сложился за многие годы. Но есть и недобросовестные поставщики услуг, которые несвоевременно могут поставить автобус. Но это частные случаи, и мы с ними разбираемся уже в индивидуальном порядке. Система отлажена, и средства выделяются на школьные перевозки в регулярном порядке.
 
– Будет ли у нас в регионе меняться число вузов в обозримой перспективе? Останется ли ПсковГУ в гордом одиночестве, или все-таки так вопрос не стоит?
– Жестких предпосылок к уменьшению количества вузов у нас нет. Исходя из количества людей, которое сегодня у нас уже в регионе есть, на наш взгляд, количество образовательных учреждений будет сохраняться на нынешнем уровне. За последние годы ведь достаточно большое количество филиалов уже было закрыто.
Другое дело, что у нас остается ещё много потребностей в повышении квалификации, в дополнительном образовании. Сегодня профессиональная школа, если брать её в целом, – и средняя и высшая – будет настраиваться на то, чтобы обеспечить непрерывное системное образование для всех. Так что наши вузы будут востребованы.
 
– Кадровая проблема кажется вечной. Особенно острая она в образовании и в здравоохранении. Какие есть у нас перспективы в ее решении? В обозримом будущем должны быть сданы онкоцентр и перинатальный центр. Под эти конкретные объекты найдется достаточное количество специалистов?
– Мы занимаемся этой работой, но, к сожалению, она не так быстро дает свой результат. Дефицит медицинских работников, сложившийся к сегодняшнему дню, – это проблема, накопленная за десятилетия. Как показывает комитет здравоохранения, срочных вакансий у нас около 500, а в ближайшие годы с учетом новых проектов их будет уже более 1 тысячи.
Нам, конечно, придется очень существенно отработать вопрос, связанный с привлечением специалистов, созданием условий для них на территории региона. Но мы рассчитываем и на дополнительные меры поддержки из федерального бюджета, потому что сегодня разница в уровне зарплаты в разных регионах, к сожалению, подталкивает кадровые ресурсы туда, где они могут заработать больше.
При этом мы сегодня имеем целый ряд всевозможных программ на этот счет и надеемся, что сумеем сохранить их в ближайшей перспективе. Речь идет о поддержке молодых специалистов и стартовых пособиях для врачей и медицинских сестер.
Увеличение мест в наших медицинских колледжах по среднему персоналу – это такая наша боевая задача. Через несколько лет уже будут первые выпуски медицинского факультета ПсковГУ. Ну и требуется более четкая работа с выпускниками, которые уходят по целевому направлению в медицинские вузы других регионов. Мы каждый год увеличиваем число абитуриентов, которые поступают в Петербург, в Смоленск и Тверь. Важно, чтобы эти ребята возвращались и здесь устраивались на работу.
Мы также обращаемся в федеральные министерства с просьбой сделать возможным прием на работу врачей-терапевтов с поддержкой в размере миллиона рублей не только в сельскую местность, но и в райцентры. Мы продолжим со стороны региона мероприятия по сохранению социального пакета, по поддержке молодых специалистов. Увеличим число мест в наших заведениях и в среднем образовании, и в ПсковГУ. Ежегодно будем увеличивать места в близлежащих университетах по целевому и контрактному направлению. Надеемся, что это позволит нам привлечь дополнительные кадры и в онкоцентр, и в перинатальный центр.
 
– В свое время губернатором была поставлена задача сделать так, чтобы в Псковской области не осталось детских домов. Когда это произойдет?
– За последние 4,5 года число ребят, которым нужна такого рода поддержка государства, сократилось вдвое. Поэтому к 2018 году детских домов в Псковской области точно не будет. Они у нас уйдут из официальной статистики, наверное, уже с 1 января 2016 года. Но мы сохраним центры реабилитации, где будут временно находиться такие дети. Мы сохраним центр поддержки семьи, куда можно будет обратиться и опекаемым, и семьям, и самим детям. И эта система должна будет позволить ребятам благоприятно подготовиться к взрослой жизни и спокойно себя в этой жизни реализовать.

– Центр лечебной педагогики должен стать федеральной площадкой. Когда это случится, и что это будет означать?
– Для того чтобы этот бесценный опыт стал «достоянием республики», нужен федеральный статус и федеральный государственный образовательный стандарт. Андрей Михайлович 
и его команда как раз были разработчиками стандарта для таких детей на федеральном уровне, поэтому статус самой школы поможет ей более существенно влиять на изменение нормативной базы по отношению к таким детям и таким учреждениям. Думаю, в 2016 году центр уже станет федеральной площадкой: соответствующая заявка направлена.
 
– В Псковской области анонсировалась крупномасштабная программа модернизации сельских клубов, призванная сделать их некими центрами культурной и общественной жизни на селе…
– Такая программа есть, она реализуется, и те объекты, которые в нее попали, обязательно будут доведены до конца. Регион у нас сельский, несмот-ря на желание многих перебраться в районные центры или в областные города, но на селе потребность в современных культурных учреждениях и мероприятиях не меньше. Поэтому губернатором принято решение о сохранении этой программы в полном объеме.
Более того, мы ее представили и в Министерство культуры, чтобы получить средства на оборудование домов культуры. Думаю, что в перспективе мы будем ее защищать ежегодно, и в наши дома культуры будет приходить новое оборудование.
 
– Капремонты и оборудование – это хорошо. А кто будет работать в свеже-отремонтированных ДК?
– Нам повезло, у нас же есть свое учреждение профессионального образования – колледж культуры и искусств. Он один из самых признанных и авторитетных, выпускает очень компетент-ные кадры, поэтому наша задача его развивать, поддерживать. Связанные с культурной политикой направления реализуются и в ПсковГУ.
Кроме того, мы, безусловно, будем поддерживать кадровую ситуацию в культуре и в рамках обязательств Майских указов. Заработная плата на протяжении последних трех лет растет, но пока еще, конечно, отстает от средней по региону. Поэтому мы призываем сегодня систему культурных учреждений активней использовать различные формы внебюджетной деятельности, оказывать оплачиваемые услуги. Это позволит им повышать заработную плату, ограничений здесь нет.
 По материалам ПАИ
 
Комментарии
+10
°
C
+10°
+
Дно
Среда, 05
Четверг
+ +
Пятница
+10° +
Суббота
+ +
Воскресенье
+ +
Понедельник
+ +
Вторник
+ +
Прогноз на неделю







опрос

В Дно возле поликлиники появилась скульптура. Как бы вы ее назвали?
Все опросы