архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Главная Город и горожане В те дни, когда пришла беда
17.07.2014
Просмотров: 2371, комментариев: 2

В те дни, когда пришла беда

 Великая Отечественная война. Начало ее в 1941 году. Однако, для каждого советского города, для каждого советского села день был свой. Роковая дата для Дно наступила 19 июля и глубоким шрамом легла на сердца дновцев. Словно соляной раствор, пролитый на открытую рану, она ежегодно бередит наши души. В этот день 73 года назад в  Дно вошли фашисты, оккупировав маленький железнодорожный городок. Сегодня мы с вами пройдем сквозь призму времени в тот далекий июль, опираясь на рассказы дновцев и архивные документы.

На подступах к Дно
Ранее считалось, что первая бомбежка города Дно была 10 июля, однако по данным оперсводки № 26 штаба Северного фронта от 5 июля 1941 года следует: «ВВС противника в период 12:00-15:00 произвели бомбометание ж. д. станций: Псков, Плюсса, Дно, Батецкая; аэродромов: Гривочки. Тулебля, Старая Русса».
В этот день аэродром Гривочки подверг-ся бомбежке дважды. В течение следующих дней вражеская авиация продолжает бомбить станцию Дно. Главными объектами налета стали паровозное депо и коммуникации железнодорожного узла. Одна из бомб попала в железнодорожный магазин – «каменную лавку», где были убиты и ранены десятки людей, в основном, – дети, женщины и старики.
 
На месте этой горки в 1941 году находилась «каменная лавка». Фото Петра Ромыслова
 
«По данным штаба НПВО 10. 7. 41 город Дно подвергся бомбардировке авиацией противника. Сброшено 6 бомб. Убито 26 человек, ранено – 30». (Оперативная сводка № 44 за 11 июля 1941 года). 
Прошу послать меня на фронт
В первые дни войны на фронт ушли сотни дновцев. «Я, как и все советские люди, до глубины души возмущен наглым выступлением фашистских правителей. Я прошу военный комиссариат принять меня добровольцем в Красную Армию. Хочу с оружием в руках драться против врагов Родины», – заявил машинист электростанции, комсомолец Иван Ефимов. 
Только за полдня в Дновский райвоенкомат пришли 75 человек. Среди первых приходили коммунисты. «Я как коммунист считаю своим долгом быть на передней линии борьбы с врагами нашей страны. Прошу послать меня на фронт. Я с честью оправдаю доверие нашей Родины, сыном которой являюсь», – писал рабочий Виктор Федоров.
В неравном бою с фашистами погиб начальник линейного отделения милиции на ст. Дно Иван Сергеевич Пашков. 17 июля 1941 года он получил телефонное сообщение от бойца, дежурившего у железнодорожного моста через реку Полонка о том, что возле «водокачки» появились немцы. Было решено направиться к мосту двумя группами, окружить и уничтожить их. Одна группа из 14 человек, вооруженных винтовками и пистолетами, во главе с Иваном Сергеевичем, отправилась со станции Дно по железной дороге на автодрезине. Почти сразу после проследования железнодорожного переезда на 248 км дрезина была обстреляна немцами из минометов. Пашков, укрывшись за насыпью, стал прикрывать огнем из пулемета отход своих коллег и погиб в неравной схватке с противником.
Подвиг заместителя политрука
Тем временем сухопутные войска германской армии наступали стремительными темпами. 17 июля фашисты заняли Порхов и продолжали двигаться на восток, в сторону Дно. Уже к вечеру того же дня 11-я и 21-я пехотные дивизии 1-го армейского корпуса развернулись на исходных позициях восточнее Порхова. 
«Советское командование стремилось удержать в своих руках важный железнодорожный узел – «дновский крест», как называли его военные. Однако сил было мало. Обескровленный в боях 22-й стрелковый корпус с трудом сдерживал натиск вражеских дивизий. Командир бросил в бой последние резервы, оставив без прикрытия даже штаб корпуса. В этот момент враги подошли к штабу  и окружили его. В бой с ними вступила небольшая группа связистов 415-го отдельного батальона, жидкой цепью прикрыв командный пункт. Было их всего 20 человек. Они лежали на опушке рощи и вели огонь из винтовок и пулемета. Возглавлял их заместитель политрука роты Арнольд Мери.
Фашисты шли в атаку при поддержке минометов. У связистов кончились патроны. Раненный к этому времени Арнольд Мери добрался до склада и притащил ящик с патронами. Связисты усилили огонь. Но враги напирали и были уже совсем близко. Тогда раненный вторично замполит стал бросать гранаты. Его поддержали бойцы…
На выручку подоспела наша часть. Трижды раненный Арнольд Мери был отправлен в медсанбат. За этот подвиг А.К. Мери было присвоено звание Героя Советского Союза. 
 
Арнольд Константинович Мери
 
В тот же день фашистами были отрезаны пути на Витебск и на Ленинград. Возникла угроза окружения наших войск, оборонявших железнодорожный узел. Начался их отход. Последний эшелон уходил из Дно в 3 часа ночи 19 июля под грохот боя с вражеским десантом на северной окраине города (Сергей Мельников «Дно», Лениздат, 1989).
 
План Барбаросса. Наступление
 
19 июля узловая станция была взята 3-м полком 21-й пехотной дивизии 1-го армейского корпуса, и город оказался во власти врага.
Новые порядки
Захватив город, гитлеровцы сразу же ввели свои порядки. «За появление на улице после 18 часов – расстрел, за появление на железнодорожных путях – расстрел… 
 
 
Немцы на улице Дно 
(Фото из Национального архива 
Нидерландов) 
 
Фашисты основали госпиталь для солдат, госпиталь для офицеров, комендатуру, гестапо, тюрьму. Открыли типографию и начали выпуск газеты на русском языке» (источник: http://forum.patriotcenter.ru).
Также оккупантами была произведена перепись населения. Все трудоспособные от 14 до 65 лет должны были отбывать трудовую повинность. Захватчики установили 14-часовой рабочий день.
В городе был создан так называемый рабочий лагерь. Из деревень согнали жителей и заставили ремонтировать пути, рыть траншеи, разгружать вагоны. Работали люди от темна до темна, умирали от истощения и непосильного труда. К работам привлекались и советские военнопленные, которых держали в лагере на северной окраине города, в деревне Скугры и других местах. 
Кроме этого, «каждый трудоспособный и вообще житель должен иметь рабочий паспорт, временное удостоверение личности (без карточки), рабочее удостоверение, фанерную дощечку 8-10 см, на которой крупными цифрами написан номер, под которым значится каждое лицо в деревне. Этот же номер проставлен в верхнем правом углу рабочего удостоверения.
Продвижение из деревни в деревню, а особенно в город, следующее: для того, чтобы пройти из деревни в деревню проходящий должен иметь разрешение деревенского старосты. Для прохода в город деревенский староста пишет волостному старосте, и только тот дает разрешение на въезд в город. В разрешении указывается – кто следует, куда, с указанием улицы и по какому делу. В последнее время был введен такой порядок, что, не доходя до города, на дорогах стояли пикеты. Всех задерживают, проверяют документы, а потом организованным путем, с охраной, вся группа идет в город». (Из отчета Начальника Особого Отдела УНКВД при 2-й партизанской бригаде В.И. Власова. Альберт Стародубцев «Дважды невидимый фронт. Ленинградские чекисты в тылу врага». (Москва, «Вече», 2010).
«Был на территории самого города Дно и небольшой, как его называли дновцы, находившиеся здесь во время оккупации, киндерлаг. В нём производился забор детской крови для раненых немецких офицеров. Лагерь был небольшой, находился практически в самом центре нынешнего города и представлял собой два деревянных барака. Малыши, как правило, дети погибших ленинградских и старорусских беженцев, доставлялись со всей округи. Сразу после войны на месте нахождения этих казарм был посажен городской парк, с целью, чтобы там не производились никакие застройки» (источник: http://forum.patriotcenter.ru).
Полная свобода действий стала основной составляющей пребывания фашистской армии на улицах города Дно. Чувствуя себя полноправными хозяевами, они делали, что хотели. Об этом свидетельствуют фотографии.
 
Унтер-офицер люфтваффе позирует с бутылкой, сидя на голове бюста И.В. Сталина
 
Памятник Сталину возле клуба имени Дзержинского. На место отбитой головы вождя захватчики поставили голову лося. Фото из личного архива Сергея Егорова.
 
Живой свидетель
До наших дней сохранился портрет Ивана Петропавловского, расстрелянный немцем. Этот случай описан в книге Сергея Мельникова «Дно»: 
«Дворец культуры, построенный в 1931 году, гордость дновцев, не был взорван. Здесь стояла доска Почета, на которой висели портреты лучших людей железнодорожного узла. Фашистский офицер, разыскав кого-то из работников клуба, подошел к цепочке портретов, выполненных на больших листах плотной фанеры. Вытащив пистолет, ткнул дулом в первый портрет:
– Коммунист?
Не дожидаясь ответа, выстрелил.
– Коммунист?
 Еще выстрел…
Многие знатные люди города, чьи порт-реты нарисовал художник, не были членами партии, но фашист заочно, символичес-ки расстрелял их всех: и учителя музыки 
А.П. Брусенцова, и машиниста И.М. Петропавловского, и кондуктора (машиниста?) 
С.Е. Орлова, и дежурного по станции 
В.П. Павлова и других».
 
 
Портрет Ивана Михайловича Петропавловского. Живой свидетель того времени. Фото Сергея Егорова 
Клуб был разрушен немцами, но портрет Петропавловского чудом сохранился и в настоящее время находится в музее локомотивного депо. Расстрелянный в нескольких местах, он без прикрас нам напоминает о тех днях. 
Из воспоминаний сына Виктора Ивановича Петропавловского: «Мой отец всю жизнь работал машинистом. Имел множество наград. Нас с матерью и братом эвакуировали в Кировскую область, а отец остался в Дно и всю войну отработал в колонне паровозов особого резерва. Доставлял на фронт оружие, боеприпасы, людей. Очень часто попадали под бомбежку. Но Бог отца миловал – вернулся живым".э
 
 
Александр Павлович Брусенцов. Фото из архива Сергея Егорова
«Александр Бруснецов родился в многодетной семье. Помимо него было еще 15 детей. В 1893 году поступает в Петербургскую консерваторию. В город Дно он попадает в 1906 году. Здесь он создает из рабочих духовой оркестр. Но годы первой мировой войны и двух революций разбросали рабочих-музыкантов, и оркестр распался. Однако в 1919 году Дновская партийная организация поручает Брусенцову возродить его. Позже им были созданы симфонический оркестр, хор домохозяек, пионерская агитбригада, джаз-оркестр и легендарная газета-театр «Дновский глаз». Самым большим достижением А.П. Брусенцова стал пионерский ансамбль песни и пляски в 350 человек, в котором участвовали ученики разных дновских школ. За свой труд в 1948 году учитель музыки А.П. Брусенцов был награжден орденом Ленина». (По материалам книги Сергея Мельникова «Дно»).
 
 
Семья Орловых. 1936 год. В центре Степан Орлов.  Фото из архива Юрия Орлова
Степан Орлов был машинистом. В 1935 году в числе других его удостоили правительственной награды – ордена Трудового Красного Знамени. В то время такой орден надо было заслужить не просто хорошей работой. Погиб в 1937 году во время аварии на железной дороге. 
 
 
 Василий Павлович Павлов
«Когда немцы вошли в город и стали расстреливать портреты дновцев около клуба имени Дзержинского, они расстреляли и портрет моего прадеда Василия Павловича Павлова. В книге Сергея Мельникова «Дно» его фамилия упоминается. 
Я своего прадеда не помню, он умер через месяц после моего рождения. Но по фотографиям я знаю его, как человека высокого роста, плотного телосложения. Как говорят, косая сажень в плечах. Точно знаю, что был он убеждённым коммунистом. И мог часами отстаивать свою точку зрения.
Родом он был из деревни Сырково, что на границе Бежаницкого и Дедовичского районов. В армии он служил в Крондштате на острове Котлин в железнодорожных войсках. А когда вернулся, стал работать на железной дороге. Здесь и познакомился со своей будущей женой Анной Семёновной Семёновой. Её мать с отцом приехали в Дно из Польши (в то время Польша входила в состав России). Отца Анны, как хорошего специалиста, железнодорожника и строителя, направили строить железную дорогу в Дно. И вся семья перебралась сюда. Здесь у них и родилась дочь Анна. Семья жила в железнодорожных бараках на улице Сталина (справа от бывшей «каменной лавки»), сейчас ул. Невская.
Когда Анна Семёновна стала Павловой, молодая семья стала жить на улице Дновская (ныне – Петрова). При бомбежке города в их дом попал снаряд. Устояла только одна стена, на которой висели часы. И что удивительно, они даже не остановились. Василий Павлович решил, что это хороший знак, и взял их с собой в эвакуацию. Семью эвакуировали в Свердловскую область в город Красноуфимск, где Павлов в режиме военного времени тоже работал на железной дороге. Он был награждён Орденом Ленина.
После войны семья Павловых вернулась в родное Дно и стала снова жить на улице Петрова». 
Из воспоминаний Марины Карповой
 
Сегодня, к сожалению, все меньше остается тех, кто был свидетелем событий тех дней. Годы неумолимо бегут вперед, унося людей, стирая города…  И любая малейшая информация, относящаяся к той поре, на вес золота. Но благодаря людям, которых мы называем хранителями истории, а также Интернету, постепенно восстанавливается хронология тех страшных событий, дополняя страницы истории города Дно. 
Подготовил Петр РОМЫСЛОВ
 
Автор благодарит за помощь в подготовке материала Сергея Викторовича Егорова и Галину Ивановну Колодину.
Комментарии
серега
29.10.2015, 12:56

спасибо за статью

Аверина Наталья
09.08.2017, 13:23

Осенью 1946 г. мой отец восстанавливал железнодорожный вокзал и прилегающие здания в г. Дно в качестве инженера-строителя, где я и родилась в мае 1947 г. Перед этим он восстанавливал ж.д. вокзал в Лихославле (небольшой городок по Октябрьской железной дороге между Москвой и Ленинградом). После Дно, в 1950 г. отец получил назначение на работу в г. Перми (тогда г. Молотов). Ну, а мы, 4 детей ездили с родителями... и это еще не все.

Оставить комментарий

+10
°
C
+10°
+
Дно
Среда, 05
Четверг
+ +
Пятница
+10° +
Суббота
+ +
Воскресенье
+ +
Понедельник
+ +
Вторник
+ +
Прогноз на неделю







опрос

В Дно возле поликлиники появилась скульптура. Как бы вы ее назвали?
Все опросы